Однажды в 1864 году владелец и шеф-повар ресторана "Эрмитаж" в Москве Люсьен Оливье (наполовину француз, наполовину бельгиец) подал гостям уложенное слоями, только что изобретённое блюдо под названием "майонез из дичи". "Что это, блядь?" — в ужасе стали креститься православные гости. — "Собрал тут, сатана заграничная, какую-то пирамиду. по виду — тлетворное влияние Запада как оно есть&quot

Показать полностью… «Да это пиздато, — уверял их наполовину француз. — Вы смотрите — эвон филе куропаток и рябчиков, телячий язык и раковые шейки, а в центре — картофель с корнишонами и варёное яйцо. Сказал бы — шарман, а так как я в России уже 4 года живу, скажу — заебись же!».

Но дело в том, что в этот день в ресторане обедал купец первой гильдии Онуфрий Африканыч Голохвостый. И тут у него окладистая борода случайно попадает в салат. И в её дебрях застревают раковые шейки и немного рябчиков. «Блядь» — сочно говорит купец, и стряхивает обратно в блюдо, ломает всю композицию, не долго думая, мешает это все заодно вместе с майонезом, и вульгарно жрёт. А посетители ресторана, думая, что так и надо, начинают мешать вслед за ним. Тщательно выстроенной композиции приходит пиздец. 26-летний Люсьен хватается за голову. Кричит — «Ле пидорасьё!». Хотел даже ножом кухонным зарезаться, но нож для суфле был нужен. Ничего не помогает. Русские лопают и хвалят, превратив эту чудную куропаточную композицию в дикую кашу. Дикий народ. Люсьен подлетает к купцу Онуфрию, и орёт, что так нельзя, это чудесный образец тонкой хранчюзской кухни. А тот говорит — «Ладно, мерсит твою размерсит», и трескает за обе щеки, некультурный мудак. Отошёл Люсьен от этого купца, весь в гневе и ужасе, чтобы нервы себе не портить.

Француз Оливье потом некоторое ещё время чудовищно страдал нервным образом, но затем смирился — хотя, как мы видим по фото, постарел раньше времени по причине такого извращения русскими посетителями своего великолепного слоёного салата. Он уж и в бороду тайком купцу Голохвостому плюнул. И по-прежнему подаёт в меню «Майонез из дичи», но народ, стоит ему подать заказ, уже привычно мешает всё ложкой, и после того лопает. Оливье махнул на диких московитов рукой, и назвал свой салат, собственно, «оливье». Меж тем, как считалось, повар всегда сохранял оригинальный рецепт в секрете. Он точные компоненты никому не давал, и потом появившиеся в кулинарных книгах Российской империи рецепты (например, в книге Александровой) — лишь вариации на тему от знатоков, узнававших по вкусу тот или иной компонент. Например, Оливье помер в 1883 году в цветущем возрасте 45 лет (хотя выглядел, убедитесь по фотографии, минимум на 70 — подлый купец Онуфрий Африканыч Голохвостов таки доконал), а рецепт для широкого обозрения появился только в 1899. И хуй знает, что туда впоследствии понамешали, вот честное слово. Небось и волосы с бороды купца включили под майонезом. Жулики, блядь.

Бывает, подъедут к Оливье в «Эрмитаж» какие конкуренты, и ну «оливье» заказывать, чтобы компоненты изучить. А вот хер. Сам Гиляровский писал — «как ни старались гурманы, выходило, да не то». Говорят, там ещё помимо майонеза входил соус особый «кабуль», но теперь составляющие хуй узнаешь. Типа есть слухи, что в составе красный перец, бульон и уксус, но в реальности — непонятно. Посылали к Оливье на разборки и настоящую сицилийскую мафию, рецепт отжать. Подъехал некий дон и говорит — спасибо, что пригласили меня на свадьбу вашей дочери, я надеюсь, первый ребёнок будет мальчик. Сел и еблом эдак вокруг салата крутит. А Оливье ему с достоинством отвечает — ты пришёл есть мой салат, но делаешь это без уважения. Дон охуел и свалил обратно в Сицилию. Так и не узнал конкретный рецепт никто. Сволочь этот француз, вот что я вам скажу. Ну что он, на том свете «оливье» готовить собирался? Хотя есть инфа, он на смертном одре поведал, сказал — «Кладите побольше рябчиков!» — и помер. Так как в ресторанном бизнесе принято пиздить компоненты и уносить еду домой, повара решили этот рецепт никому не рассказывать. Заговор устроили, короче говоря, суки.

Ну и потом оливье уже готовили, кто как хочет. Ежели вам скажут, что вот оригинальный рецепт, плюйте той личности в глаза и гоните прочь из своего дома, потому как оригинальный рецепт «оливье» можно получить только путём спиритического сеанса на Введенском кладбище Москвы, где и щас есть могила Люсьена Оливье. Надо прийти в новогоднюю ночь, замешать там салат, и назвать имя Онуфрия Африканыча Голохвостого. И тогда Люсьен непременно появится, чтобы дать пизды тому, кто испортил великолепный «майонез из дичи», трансформировавшийся в салат с варёной колбасой, которой там отродясь не было.

Впоследствии, после революции, уже было не до салата. Там хлеб выдавали по карточкам, а из фунта чёрного и головы воблы «оливье» не сделаешь, разве что очень извращённый вариант. В 1937 году старый шеф-повар гостиницы «Москва» Иван Иванов, якобы работавший в свое время у Люсьена, сготовил свою версию салата, только с курицей, назвав его «Столичный». Товарищ Сталин попробовал салат, сказал — «Вай-вай, слющий, ээээээ, как харащо, батоно повар!», и поручил проверить компоненты НКВД на суть соответствия социализму. Так салат «оливье» снова пошёл в народ в версии, что мы щас и едим. А какой он был в оригинале — хуй знает. Не заморачивайтесь.

А мораль тут такова: надо было не строить из себя звезду-загадку, а рассказать рецепт. Не, у меня рябчиков всё равно не завалялось. Я просто из принципа и за справедливость.

* На фото — внезапно постаревший от нервных потрясений ввиду извращения своего салата Люсьен Оливье, его могила на Введенском кладбище, и салат по якобы классическому рецепту с раковыми шейками.